14:10 

Испанское придворное платье середины XVII века

oleksbuh
Maria Anna von Österreich
(по мотивах портрета 1652-53 гг. кисти Диего Веласкеса)

На портрете этом изображена
Короля Филиппа юная жена*.
По словам придворных, эта дама -
Очень своенравна и упряма!

По последней моде видим мы на ней
Платье - на каркасе с множеством стержней,
С узкими довольно рукавами,
Серебро ложится галунами.

Непривычен, но изыскан туалет!
А причёски королевы силуэт
Точно форму юбки повторяет,
Вычурность и строгость сочетает.

И во всём тех лет эстетика видна -
Этикету соответствует она...
Как в каркасе этом люди ходят?!
Но... зато одеты все по моде!..
Иван Есаулков














Эпоха короля Испании и заморских владений Филиппа IV характеризуется противоречием: с одной стороны это пик Могущества Испании (именно поэтому в центре Мадрида перед Королевским дворцом стоит памятник королю, как Вечный Символ «Великого Испанского Века»). Кстате, самое крупное море Земли – Филиппинское, названо в честь его деда - короля Филиппа II, а Марианские острова и Марианская впадина - в честь второй жены - Марианны Австрийской. Но с другой стороны – это начало движения вниз, перенапряжение сил и усталость от «Бремя господства над половиной мира». Постепенно финансовое и экономической положение Испании ухудшалось, политика военного вмешательства на стороне католиков в Европе и в Германии стоила огромных денег, а массивный приток золота из испанских колоний в Америке, не задерживался в казне и мгновенно «съедался» велико-имперской, безумно дорогой политикой Испанского Двора.
Но мой рассказ не только о величии и падении этой королевской династии, но и о курьезах, связанных с именами ее членов, вошедших в всемирную историю, из-за самого строгого в Европе этикета. Так например, король Испании не имел права сам налить себе вина — это делал виночерпий, передававший кубок придворному врачу, двум служителям и только потом королю. Пустой кубок с теми же церемониями возвращали на место. Дальше — больше: считается, что король Филипп III умер от угара: его кресло стояло слишком близко к камину, а единственный гранд, способный его отодвинуть, куда-то отлучился. В то время его наследнику исполнилось лишь 16 лет. Вступившему на трон испанских монархов Филиппу IV было суждено занимать его невероятно долго – 44 года и 170 дней.

Новый повелитель всех испанцев - Фелипе Виктор-де-ла-Крус был третьим из восьми детей и старшим сыном Филиппа III Испанского и королевы Маргариты (которая приходилась мужу троюродной сестрой (дедушки Филипп II Испанский и Карл II Штирийский, оба из рода Габсбургов были двоюродными братьями).
В 1612 году после долгих и сложных переговоров между Испанией и Францией обе страны пришли к соглашению о двойном брачном союзе. Испанский принц Филипп должен был жениться на Елизавете Бурбонской, а Людовик XIII на испанской принцессе Анне Австрийской).
17 октября 1615 года в Бордо отпраздновали обе свадьбы по доверенности (распространенная практика, когда присутствие жениха или невесты было необязательно), и два месяца спустя королевские процессии двух стран встретились на реке Бидасоа, где и состоялся обмен принцессами. Приехав в Испанию Елизавета сменила имя на более модное - Изабелла. Ей было 13 лет, тогда как ее мужу - всего 10. По этой причине королевский двор решил, что молодожены поживут пока раздельно. Фактически мужем и женой Изабелла и Филипп стали только в 1620 году.

С первых же дней правления Филиппа IV, при испанском дворе главное место занял граф-герцог Гаспар Оливарес. Он не только оказывал сильнейшее влияние на молодого короля, но и полностью контролировал жизнь и окружение Изабеллы Бурбонской, назначив главной фрейлиной королевы собственную жену.
У юной Елизаветы-Изабеллы был тайный поклонник – Перальта - Хуан де Тассис-и-Перальта, граф Вильямедьяна, выдающийся поэт эпохи барокко (прославился колкими эпиграммами на герцога Лерму, некоронованного властелина Испании при Филиппе III). Граф был под наблюдением Инквизиции, подозревался в содомии, 21 августа 1622 погиб во время пожара на «балу Масок» в Мадриде, среди возможных заказчиков убийства называют короля Филиппа IV и графа-герцога де Оливареса.
14 августа 1621 года у Изабеллы родилась дочь – инфанта Мария Маргарита. Эта маленькая принцесса стала первой из печального списка выкидышей и умерших во младенчестве детей. Из восьми рожденных Изабеллой детей выжили только двое – наследный принц Бальтасар Карлос и принцесса Мария Тереза, будущая королева Франции.

Но безутешное горе от потери детей было не единственным в жизни Изабеллы де Бурбон. Ей также приходилось переносить скандальные измены мужа. В то время как ее собственные дети умирали, незаконные отпрыски Филиппа IV жили и здравствовали.
Один из них – Хуан Хосе – родился в результате связи короля с актрисой Марией Кальдерон, известной как Ла Кальдерона. Позже Хуан Хосе будет принят при дворе и даже получит титул (довольно распространенная практика в отношении бастардов в странах Западной Европы).
Помимо этого, испано-французские войны и связанное с ними подозрительное отношение к королеве, добавляли напряжения и в без того нерадостную жизнь Изабеллы Бурбонской. Только к концу дней ей удалось завоевать доверие подданных и, если не любовь, то глубокое уважение мужа.
В 1640 началась «война жнецов» - католонское национальное восстание, ставшее ответом на попытки графа-герцога Оливареса уничтожить традиционную автономию.
Основными причинами недовольства стали набор каталонцев в итальянскую армию испанского короля и размещение на территории Каталонии королевской армии, укомплектованной иноземцами. Местная элита выдвинула лозунги отделения Каталонии от Испании. За помощью она обратилась к французскому королю Людовику XIII, который находился в состоянии войны с испанцами.
Мятеж полыхал до 1659 г, почти 20 лет, выход был найден после военного поражения восставших, королева выступила «заступницей каталонских подданных» перед супругом, противостоя всемогущему графу-герцогу Оливаресу. Слабая женщина победила, взяв с короля Филиппа IV обещание подтвердить старинные каталонские привилегии. Более того, в период войны в Каталонии королева некоторое время управляла Испанией в качестве регентши.
Народ прозвал ее Смелой матроной, заметив контраст между активностью королевы и пассивностью короля и его фаворита. В следующем году многолетнее противостояние Изабеллы и графа-герцога Оливареса закончилось падением королевского любимца и его удалением из дворца.
С этого момента для Изабеллы де Бурбон начался короткий период счастья. Филипп IV наконец заметил, что его жена не только умна и хорошо воспитана, но и способна править вместе с ним. Более того, именно королева может дать ему ту любовь, которую он долго искал в объятиях других женщин.
Но было слишком поздно. 6 октября 1644 года после очередного выкидыша Изабелла де Бурбон умерла. Филиппу IV оставалось лишь оплакивать жену, которой он не был достоин.
Сын Филиппа и Изабеллы – Бальтазар-Карлос, принц Астурийский и Принц Португалии был очень похож на свою мать, был умным и красивым, с врожденным благородством. Испанцы обожали принца и все надежды королевства были связаны с ним, но в 1646 году он вместе с отцом отправился на север Испании. В Памплоне, столице Наварры принц заразился оспой и умер в возрасте шестнадцати лет.

Для отца, недавно потерявшего супругу его смерть стала страшным ударом. Будущее династии стало под вопросом, вынудив короля взяться за поиски новой жены и опять к несчастию решено было «крепить родственные связи в доме Габсбургов» - его избранницей стала родная племянница, дочь родной сестры Марии-Анны и императора Фердинанда ІII - Марианна Австрийская, которая с детства была предназначена в жены Бальтазару Карлосу. Кровосмешение в этой династии имело давнюю историю, и повторялось во многих поколениях. Признаки вырождения хорошо видны в чертах Филиппа и Марианны.
Марианна прибыла в Мадрид осенью 1649 года. Ей было 15 лет. Филиппу – 42. Встретили ее при дворе настороженно, не скрывая неприязни. Во-первых, она явно внешне проигрывала красавице и умнице Изабелле де Бурбон. Во-вторых, до двора уже успела долететь сплетня о курьезе, который произошел по дороге в Испанию. А курьез был связан с пресловутым испанским церемониалом. Когда Марианна ехала из Вены в Испанию, на пути ее торжественно встречали главы городов всех стран. И в галантной Франции один из мэров преподнес ей шкатулку с дюжиной очень дорогих шелковых чулок (большая редкость в то время). Как же радовалась наивная девушка! Но по испанскому чопорному этикету женщина не могла показать не только часть ноги, но даже носочек туфельки, поэтому испанский гранд, сопровождавший будущую королеву, выбросил чулки со словами: «Запомните, господин мэр, что у испанской королевы нет ног»…
Мажордом имел в виду, что у особ королевской крови нет плоти, они божественны по своему происхождению, к ним нельзя относиться как к земным существам. Но неподготовленная Марианна восприняла всё буквально и упала в обморок. Если верить воспоминаниям того времени, Марианна проплакала весь остаток пути, представляя как ей в Испании отрубят ноги.
После того, как состоялась свадьба Филиппа IV и молоденькой Марианны, к новоиспеченной королеве тут же приставили даму высокого происхождения, ходившую за ней по пятам и учившую этикетному уму-разуму. Как – то девушку рассмешили своей болтовней попугаи, и она звонко рассмеялась. А ведь в соответствии с испанским придворным этикетом ни королю, ни королеве смеяться не полагалось! (О короле Филиппе IV вообще было известно, что за всю свою жизнь рассмеялся всего три раза!). Разгневанная дуэнья собственноручно свернула бедным птицам головы!
А еще 15-летней королеве категорически запрещалось читать.Также запрещалось показывать не только ноги, но даже и туфли. Платья ее были на 20-30 сантиметров ниже каблуков, и бедняжка сначала падала, запутавшись в длинном подоле, а потом приспособилась ходить, как аист: чтобы сделать шаг, она высоко поднимала ногу и буквально отшвыривала ею подол. К слову, свою дуэнью-жандарма Марианна таки наказала. По традиции, в Испании беременной женщине можно делать все, что ей хочется. И в одно прекрасное утро Марианна надавала пощечин своей церберше со словами: «Мне захотелось!». И так продолжалось каждый день до тех пор, пока королева не родила….
В этом браке родилось пятеро детей, однако только двое из них достигли совершеннолетия — Маргарита Тереза и наследник престола Карл II.
Инфанта Маргарита родилась в 1651 году. Прожила всего 22 года, оставив крайне мало свидетельств о своей жизни, и если бы не портреты Веласкеса, обессмертившие образ маленькой хрупкой девочки, запертой в удушливом мадридском Альказаре, затерялась бы в веренице инфант-эрцгерцогинь ставших жертвами династических браков Габсбургов.

В возрасте 14 лет Маргариту, полностью в соответствии с губительной брачной политикой, выдали замуж за ее дядю и, одновременно, кузена, императора Австрии Леопольда I. Надо заметить Леопольд внешне был настолько непривлекателен, что Маргарита на его фоне смотрелась красавицей. Ко всеобщему удивлению, этот брак оказался счастливым. У Маргариты и Леопольда было множество общих интересов, самым сильным из которых была любовь к опере.

Через четыре года после рождения долгожданного наследника Филипп IV умер, и Карл номинально стал королем при толпе советников и королеве-регентше Марианне.
С самого рождения мальчик требовал к себе повышенного внимания.
Он рос крайне болезненным, страдал частыми простудами, рвотой, диареей, имел склонность к диатезу, проблемы с развитием скелета, эпилепсию и целый букет других болезней. Кроме того, Карл существенно отставал в психическом развитии, чему способствовала и крайняя гиперопека матери, из-за жалости которой он не получал никакого образования до 10 лет. Почти до четырех лет инфант оставался на грудном вскармливании, поздно научился ходить и говорить, до 9 лет не умел читать и писать. Яркие наследственные приметы: "габсбургская губа" и гипертрофированная нижняя челюсть, которая была настолько выступающей, что мешала ему пережевывать пищу, а свисающий язык не давал возможности членораздельно говорить.

Даже после достижения совершеннолетия страной фактически попеременно правили гранды и королева-мать, а также внебрачный сын Филиппа IV – Дон Хуан Австрийский.
Мариана была властной женщиной, австрийкой по происхождению, которая хотела прежде всего укрепить в Испании власть своей династии. Хотя она объявила, что решительно против фаворитизма, ее собственный духовник отец Хуан Нитард вскоре стал ее фаворитом. И был назначен Великим инквизитором. Ситуация в стране осложнялась еще и тем, что королева была иностранкой и покровительствовала иностранцам. Поэтому дон Хуан Австрийский, незаконный сын короля стал пользоваться популярностью. В ответ на это королева и ее советники инициировали арест Маллядоса, одного их друзей дона Хуана (никаких видимых оснований для таких действий не было). За этим последовали новые аресты его друзей. Сам он, не дожидаясь, пока и его арестуют, уехал в Барселону, где был принят с восторгом.
Это привело к фактическому расколу в стране. Фаворит королевы был немцем, а незаконный сын короля — испанцем, и при этом человеком сильным и мужественным.

Королева пыталась найти компромисс со своим противником, но он требовал отставки Нитарда, что для нее тогда было неприемлемо. Кончилось тем, что дон Хуан собрал войско и отправился в поход на Мадрид. После этого королева, зная, что народ поддерживает дона Хуана, вынуждена была удалить от себя фаворита. Нитард отправился в Рим, где и оставался до конца своих дней, а дон Хуан стал вице-королем Арагона.
Однако вскоре у королевы появился новый фаворит, некий Валенсуэла, который сделался ее любовником. Воспитанием юного Карла при этом никто не занимался, править он сам не мог и целиком находился под влиянием матери, хотя уже достиг пятнадцати лет, когда, по завещанию Филиппа, должен был быть признан совершеннолетним. Дон Хуан и его сторонники попытались добиться от короля разрешения для побочного сына Филиппа вернуться в Мадрид. Они хотели также, чтобы он был приближен ко двору, но этому решительно воспротивились королева и Валенсуэла. Затея дона Хуана не удалась, а Валенсуэла был назначен премьер-министром.
Между тем положение в Мадриде и во всей Испании стало еще хуже. В письмах того времени есть сообщения, что на улицах можно было видеть людей, умирающих от голода. По сравнению с эпохой Филиппа II население столицы уменьшилось с 400 000 до 200 000 человек, и положение в Мадриде отражало положение во всей стране. Во всем этом обвиняли Валенсуэлу. Врагам фаворита и королевы удалось уговорить безвольного короля на время покинуть свою резиденцию, после чего от него добились указа, запрещающего его матери, Марианне, покидать дворец. При этих обстоятельствах дон Хуан организовал новый поход на столицу, где его встретили с радостью. Он потребовал, чтобы королева удалилась в Толедо, а Валенсуэла был арестован и выслан из страны. Эти условия были выполнены.
Но и при диктатуре дона Хуана положение в Испании было не лучшим, чем при регентстве. Его интересовало главным образом укрепление собственной власти и введение при испанском дворе французских обычаев.
В 1678 г. был, наконец, заключен мир с Францией, скрепленный браком Карла с французской принцессой Марией-Луизой, племянницей французского короля. Это был прямой выпад против королевы-матери, которая надеялась женить сына на ком-то из представительниц своей династии Однако ей оставалось только принять этот брак сына.
Дон Хуан Австрийский скончался, по официальной версии, от малярии, хотя сразу же появились слухи, что он был отравлен. Карл был в восторге от своей жены, у самой же французской принцессы оснований для восторгов не было, а испанских придворных она шокировала тем, что, будучи воспитанной в Версале, игнорировала торжественную важность мадридского этикета и вела себя естественно и непринужденно. Королева-мать вернула себе власть, хотя ее и раздражала невестка-француженка.

Несмотря на проблемы со здоровьем, королевский титул обязывал Карла оставить после себя наследника. Королевский двор был настолько обеспокоен эти вопросом, что сделал из половой жизни Карла ІІ тему номер один для обсуждений. Доходило до абсурда – французский посол даже устроил охоту за подштанниками Карла, чтобы изучить их на предмет наличия следов спермы. Если о бесплодии короля говорил факт отсутствия детей, то об импотенции монарха ничего неизвестно, есть только интимные признания супруги в том, что Карл страдал преждевременной эякуляцией. Королева Мария Луиза Орлеанская была, по сути, затворницей в огромном и мрачном дворце. Полную власть над ней имела приставленная королем строгая надзирательница, камарера-махор, герцогиня Терра-Нова. Марии-Луизе запрещалось даже выглядывать из окошка; камарера-махор тут же делала ей выговор: «Не подобает испанской королеве смотреть в окна».
Но особенно косным — и, как выяснилось, опасным — было правило, согласно которому никто, кроме супруга и двух-трех знатных дам, не мог коснуться королевы. За это полагалась немедленная смертная казнь. Однажды Мария-Луиза села на плохо объезженную андалузскую лошадь во дворе дворца. Животное взвилось на дыбы, королева упала, а ее нога запуталась в стремени: лошадь тащила женщину за собой, и та рисковала разбить себе голову о плиты.
Двор был переполнен аристократией и стражей, но никто не решался прийти на помощь королеве, потому что мужчинам не дозволено ее касаться и особенно ее ноги, если только это не первый из прислужников, надевающий туфли. Наконец, два молодых дворянина решились нарушить этикет. Один из них схватил лошадь за узду, другой взял ногу королевы и освободил ее из стремени. Затем оба стремглав бежали из дворца, у себя дома оседлали коней и бросились вон из города, подальше от королевского гнева. Бедной Марии-Луизе пришлось уговаривать мужа, чтобы тот не карал «преступников». И только из большой любви к супруге, Карлос их помиловал.
Мария-Луиза избрала себе двух фаворитов — королевского конюшего Вирмонта и его жену мадам Квинтин. Враги француженки нашептали королю, что эти двое интригуют против него, и он добился их удаления. После этого короля удалось убедить, что и Мария-Луиза участвовала в заговоре против него, и таким образом ее влиянию на Карла был положен конец. Королева глубоко переживала бездетность и сильно растолстела за 10 лет брака, налегая на сладкое. Она умерла в 1689 г., в 26 лет, последние годы страдала от болей в желудке и перед смертью утверждала, что ее хотят отравить.
Не прошло и года, как Карла женили на Марие Анне Пфальц-Нойбургской.

Вторая жена Карла ІІ, обладала не столь чувствительной натурой, как предыдущая. Это была волевая женщина, которая пыталась бороться с матерью Карла за влияние на короля. Этот брак также был бездетным, и теперь стало ясно, что король Карл бесплоден.
По причине своей умственной отсталости Карл редко отдавал приказы по собственной инициативе и почти никогда не выезжал за пределы собственной резиденции в Мадриде. До конца своих дней король оставался крайне инфантильным – его будни проходили в полудетских играх с дворцовыми карликами, беспокоясь только о соблюдении дворцового этикета и исполнении религиозных обрядов. Он быстро понял разницу между своей бывшей и новой женой, между веселой француженкой и скрытной, склонной к интригам немкой, и заподозрил, что королева хочет от него избавиться. Королева же была озабочена тем, чтобы трон достался потомкам императора, и стремилась удалить от двора всех, кто мог помочь сторонникам французской династии.
Королевская чета была крайне внушаемой и суеверной, поэтому некому отцу Аргельесу, приближенному к испанской знати, не составило труда вбить им в голову идею, что монарх околдован, «чтобы разрушить его детородные органы и сделать его неспособным управлять королевством». Монах утверждал: «Король был заколдован зельем, подмешанным в питье при лунном свете, когда ему было 14 лет». Над Карлом и Марией Анной проводились обряды экзорцизма, они хранили различные обереги от сглаза и соблюдали разнообразные ритуалы, в частности, регулярно освящали еду и питье, а также сменили всех придворных врачей. С этого момента за Калом ІІ прочно закрепилось прозвище Карл II Околдованный (Зачарованный). Его духовник Матилья был сторонником королевы, и это означало успех прогерманской партии. Но один из придворных, граф Бенавенте, тайный сторонник французской партии, однажды ночью привел в спальню короля архиепископа Портокарреро, и Карл во время исповеди рассказал о том, что он боится покушения на свою жизнь со стороны королевы. Архиепископ заявил, что короля надо спасать, а для этого ему надо прежде всего поменять духовника. В результате Матилья был заменен Флорианом Диасом, ставленником французской партии, который узнал, что в одном из женских монастырей некоторые монахини одержимы бесом. Тогда считалось, что во время заклинания бесов, угрожая им изгнанием, можно добиться от них сведений, которые неизвестны обычным людям. Может быть, заявил он, бесы расскажут о причинах болезни короля, а тогда будет видно, как его следует лечить. В 1695 г. сам король тайно обратился к новому Великому инквизитору Рокаберти с просьбой проверить, могли ли его действительно околдовать. Рокаберти поставил этот вопрос перед Высшим советом инквизиции, но его члены считали разбор этого дела небезопасным, тогда Рокаберти сам явился в женский монастырь, показал одной из одержимых монахинь записку с именами короля и королевы и потребовал ответить, не был ли околдован кто-то из этих двоих людей. «Бес» ответил: да, был околдован король Карл, 3 апреля 1675 г., когда мать дала ему чашку шоколада, который был заговоренным; король стал бесплодным и настолько слабым рассудком, что не может самостоятельно править Испанией, и сможет освободиться от чар, если его разъединить с королевой, помазать миром и благословить (шла большая игра за влияние на короля). Карл был помазан миром и прошел обряд изгнания бесов, однако здоровье его после этого вовсе не улучшилось.
Королева Испании, вынужденная жить отдельно от мужа, узнав о том, что «бесы» сообщили инквизиторам, будто король был повторно околдован в 1696 г., почувствовала страх и ярость. А через две недели Рокаберти скончался при странных обстоятельствах. Новым Великим инквизитором назначили ее ставленника, Антонио Фолька. Однако Карл продолжал относился к королеве с большим подозрением и вместо Фолька назначил кардинала Алонсо Фернандеса, который обещал королю дознаться, кто его околдовал. Через несколько дней кардинал вдруг тяжело заболел и умер.
В 1696 г., после смерти матери, слабое здоровье короля Карла II внезапно ухудшилось. Английский посол давал весьма пространное описание болезни монарха, из которого становится ясно, что заболевание имело приступообразное течение и сопровождалось эпизодами рвоты. Через год состояние стабилизировалось, но в 1698 г. приступы возобновились. В июне того же года придворные врачи поставили ему диагноз «неразумная эпилепсия» – гуляя в саду с королевой, он почувствовал головокружение и потерял сознание, приступы повторялись еще дважды. В 1700 г. Карл II скончался на 39 году жизни, по отзывам современников, он выглядел как глубокий старик.
Началась борьба за испанское наследство. Людовик XIV был внуком Филиппа III и зятем Филиппа IV, так же как и император Леопольд, и оба они претендовали на испанский престол. Между тем появился новый претендент - принц Баварский, также приходившийся родственником Филиппу IV. Людовик XIV, как мастер интриг, предложил разделить испанские владения между тремя претендентами, что не могло не вызвать беспокойства в стране, искренние патриоты которой всегда стремились к сохранению ее целостности. В это время принц Баварский, которому было всего шесть лет, вдруг скончался, так что оставались только два претендента на испанское наследство (король и император). Папа римский принял сторону французов, а Людовик XIV объявил, что, в случае попыток эрцгерцога Австрийского захватить испанский трон, он воспротивится этому силой. Филипп Анжуйский, или Филипп V Испанский, начал новую династию Бурбонов в этой стране. Это был красивый, мужественный семнадцатилетний юноша. Австрийская партия потерпела поражение, а королева удалилась в Толедо. В честь нового короля Испании было устроено аутодафе, однако, к общему удивлению, Филипп отклонил приглашение. Это был знак грядущих перемен, но это уже совсем другая история....


@темы: Mattel, Европа, аксессуары, информация, картинки, одежда, парадный костюм, прически, стилизация, фото

Комментарии
2016-11-01 в 14:12 

DollMania
Я самодовольна, и мне есть чем быть довольной! :)
По моему : шикарно :vo::sunny:

2016-11-01 в 14:12 

Оранжевы Йослик
Мчал на подвиги с утра Бонифаций Монферра, Бодуэн и Де Монфор, крепок дух, отважен взор.
Здорово получилось!
Браво!

2016-11-01 в 14:26 

Bara Miko
“Write. Write until it stops hurting.” (Six Word Story #40)
Очень интересная выдержка из истории, и работа над куклой и ее одеянием просто невероятная! Мне очень нравится, спасибо, что поделились.

2016-11-01 в 14:38 

stink-uinki
"Передайте русским: бросайте пить водку и начинайте принимать психоделические вещества! Идите в лес, поищите маленькие красные грибочки." (с) Рей Манзарек
oleksbuh,
Очень здорово получилось.
И да, за историческую справку - отдельное спасибо )

2016-11-01 в 15:34 

Элен Норт
Принцесса, вы так наивны, что говорите совершенно страшные вещи.
oleksbuh, это просто прекрасно! великолепная работа!

2016-11-01 в 18:14 

Nunziata
oleksbuh, огромное спасибо за пост!

2016-11-02 в 01:09 

Createress
Новые песни придумала жизнь, не надо, ребята, о песне тужить (с)
Я, в какой-то мере, представляю, сколько труда вы потратили на этот образ, говорила и повторюсь, что конечный результат того более чем стоил. Мелочи, отделка, общий вид все создает именно тот образ, который нужен. Вы - молодец.:hlop:

2016-11-02 в 12:01 

oleksbuh
DollMania, Оранжевы Йослик, Bara Miko, stink-uinki, Элен Норт, Nunziata, Createress!
Спасибо за высокую оценку! Надеюсь и впредь выставлять интересные работы.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Историческая и стилизованная одежда для кукол

главная